Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Спас на Крови

СПИСОКЪ ПРИХОДОВЪ СѢВЕРО-РУССКОЙ ЕПАРХІИ РПЦЗ

Сѣверо - Русская Епархія Русской Православной Церкви заграницей

(Включает в себя: Санкт-Петербург, Ленинградскую, Архангельскую, Вологодскую, Мурманскую, Новгородскую, Псковскую, Калининградскую области, Ненецкий автономный округ, республики Карелия и Коми)
Управляющий Северо-Русской Епархией:
Епископ Виктор (Парбус), Санкт-Петербургский и Северо-Русский
Санкт-Петербург
Тел. 8 911 962 71 14
Электронная почта: episcopvictor@gmail.com

ПРИХОДЫ ЕПАРХИИ:

Приход в честь Св. Царственных Мучеников и всех Новомучеников и Исповедников Российских
Ленинградская область, Всеволожский район, ж/д ст. Пери.
Настоятель: Епископ Виктор.
Тел. 8 911 962 71 14
Диакон Алексей Тарашкевич
Тел. 8 911 146 59 72

Община в честь Иконы Божией Матери «Державная»
Окормляется в приходе в честь Св. Царственных Мучеников и всех Новомучеников и Исповедников Российских.
Чтец Дмитрий Оприщенко
Тел. 8 905 252 22 48
odameta@gmail.com

Храм Святителя Геннадия, Архиепископа Новгородского
Новгородская область, пос. Угловка.
Настоятель: Иеромонах Герасим (Широносов)

Приход в честь Св. Царя-мученика Николая II
Кёнигсберг.
Настоятель: иеромонах Николай (Мамаев)
Тел. 89211024493
E-mail: rusalkasar@gmail.com

Свято-Преображенская домовая церковь (Единоверческая община)
161446 Вологодская обл., Никольский р-н, п/о Борок, дер. Дёмино.
Настоятель: Иерей Сергий Мацнев
drevle@rambler.ru

Приход в честь Святителя Николая Чудотворца
Архангельская область, Верхнетоимский район, п/о Горка, дер. Бор.
Окормляет иерей Сергий Мацнев

Св.-Андроников скит
169437, Россия, Республика Коми, Троицко-Печорский р-он,
п/о Усть-Унья, деревня Усть-Бердыш.
Настоятель: Епископ Виктор
Иеромонах Захария (Конев)
+79541013407 (спутниковый телефон, удобно писать смс сообщения)

Запрещён в священнослужении:
Иеромонах Евгений (Пампура)
Спас на Крови

Памятная дата

В октябре 1927 года Председатель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей митрополит Антоний (Храповицкий) призвал Белую эмиграцию отметить день 7 ноября в качестве «тяжёлой годовщины нашей печали».

Этот призыв Владыки Антония стал первым провозглашением идеи отмечать 7 ноября как День Непримиримости.

Спас на Крови

Визит иерея Сергия Мацнева в Малопинежье

(без названия)

Июньский приезд иерея Сергия в Малопинежье был приурочен  к  местному деревенскому празднику, традиционно отмечаемому спустя две недели после Троицы. Исходя из сложившихся национальных стереотипов, можно было ожидать  если не клубно-организованного «народного гулянья» с дежурными «коллективами художественной самодеятельности» и такими же дежурными  речами местных чиновников об очередных хозяйственных достижениях, то хоть классических проявлений русского характера – вскладчину  угощения, какого-никакого гармониста и подобающего случаю   множества гостей из числа осевшей в городах родни. Ан не то вышло. Родни-то было, судя по количеству перевозимых паромом через Северную Двину солидных авто, и немало, а вот уличного веселья ровным счетом никакого. Видно, всё дело ограничилось простейшими формами общения – совместным употреблением пищи, а главное – пития, в сугубо домашних условиях. Кое-кто, правда, собравшись с силами, добрался до ближайших кладбищ и помянул, уж как умеет, своих упокойников.
(без названия)
Вот и общинники в субботу 13 июня помянули  - и самым что ни на есть законным образом,  - отмолившись панихиду  в Никольской часовне, - русских воинов, как кавалеров ордена св. Николы Чудотворца, так и прочих героев  1-й Мировой и обеих Гражданских.  Холодная летняя часовня, по условиям сурового северного климата, годится для общественной молитвы лишь в теплые летние дни.  Как было отмечено в прежних заметках, на стенах ее размещены поименные-пофамильные списки русских солдат и офицеров, положивших живот свой за Отечество, его свободу и самое бытие. Своим неспешным порядком прошли затем и положенные богослужения  воскресного дня.
За последовавшими в субботу и воскресенье соразмеримыми со здравым смыслом угощениями в дому старосты Николая Ивановича подверглись рассмотрению идеи и учение произросших на постсоветской почве язычников, именующих себя «староверами-инглингами». Главою их состоит бывший экстрасенс-гипнотизер, а ныне  верховный жрец «Патер Дий Александр» по фамилии Хиневич, более активный в виртуальном пространстве (благо под рукою своя домашняя видеостудия), нежели в реальном, тем паче, что жительствует он не в столицах, а в славном городе Омске, поименованном им отчего-то «Ансгардом». Собственно, появление роскошно изданных книг  и видеоматериалов с основами откровенно антихристианского вероучения (или мифологии) сих новоявленных «староверов» в лесном краю, лишенном покуда мобильной телефонии и «мировой паутины», - суть факт сам по себе показательный. Ясное дело, недобитые советизацией русские мужики весьма небезынтересны оказываются для кадровых специалистов по идеологическому моделированию, профессионально ищущих, дабы «прельстить, аще возможно, и избранных».
Житель д. Бор Николай Гужовский поведал печальную историю, как его, стопроцентного украинца (хоть и гражданина РФ) не пустили киевские власти на историческую родину, Черниговщину, - да на похороны матери! -  из опасений, что тот, отставной старший прапорщик  Советской армии, может оказаться засыльным диверсантом. Тем самым лимит доверия той власти в его глазах оказался безвозвратно исчерпан.  И архангельское Украинское Землячество не смогло помочь одолеть такие «политические» игры.
Как уже было отмечено в прошлогоднем описании празднования Троицы, к вечеру образуется в деревенском пространстве некоторое число упорно ищущих душевного общения, но мало к нему на самом деле способных в силу значимости объема употребленных напитков.  Тут невольно всплывают в памяти, как руководство, слова Апостола:  «таковых удаляйся». И думается – родноверческая проповедь трезвенности с целью спасения остатков русского генофонда, может, и хороша сама по себе, да едва ли позволит сему религиозному направлению существенно продвинуться в русские провинции. Тысячекратно уж видано и слыхано, - если мужик, явно не готовый принять такую аскетическую практику, однако ж заявляет себя язычником, то это значит только одно – нежелание себя вообще ограничивать какими-либо приличиями и обычаями предков, произросших на христианской почве. Вот он, продукт советского образа жизни. Наличие в деревне часовни его то радует (вроде как Русь, земля наша), то раздражает – «развели тут, У НАС, свою ненашенскую несоветскую  веру». И опять, припоминается – «не мир  принес Я, но меч…», так значит, все по Евангелию выходит, - стало быть, наше дело правое.
Спас на Крови

Плоды жадности

Как известно, в 2010 году все сохранившиеся немецкие кирхи на территории Калининградской области были переданы в безвозмездное пользование местной епархии т. н.  "Московской Патриархии".  Вот наглядный пример  "эксплуатации" культурных ценностей этой организацией.
Ниже представлены фотографии Кирхи Гросс Энгелау близ знаменитого Фридланда (ныне город Правдинск), построенной в 16 веке.
Во время сражения русских и наполеоновских войск при Фридланде 1807 года башня кирхи использовалась русскими офицерами в качестве наблюдательного пункта.
Итак, первое фото кирхи датируется 2010 годом (год передачи в собственность МП РПЦ), второе - 2013 годом, когда от кирхи остались только две стены и груда развалин.

Спас на Крови

«Приходилось замечать всплески «обмирщения» в местах, где старообрядческое население в большинстве»



Противостояние соблазнам мира сего и обмирщение, древние обычаи и новолюбные затейки, традиционный уклад и еретические заимствования. Об этом на страницах нашего сайта размышляет иерей Сергий Мацнев, один из наиболее сведущих путешественников по старообрядческой ойкумене. О. Сергий, принадлежащий к юрисдикции РПЦЗ (Русская Православная Церковь Заграницей под омофором архиепископа Владимира (Целищева)), также широко известен как один из самых авторитетных собирателей аудиозаписей старообрядческих богослужений, песнопений и духовных стихов.

http://ruvera.ru/articles/sergiiy_macnev_vspleski_obmirsheniya
Спас на Крови

Духовное завещание блаженнейшего митрополита Виталия (Устинова)

Оригинал взят у rusorthodox в Духовное завещание блаженнейшего митрополита Виталия (Устинова)






В 1995 году Четвертый Первоиерарх РПЦЗ Блаженнейший Митрополит Виталий (Устинов) (1910-2006) говорит о семисотлетии явления Курской иконы Божией Матери и о том, как Она является путеводительницей Русского Зарубежья. Владыка вспоминает как десятилетним мальчиком покидал Феодоссию и, минуя, Севастополь, отплывал в Константинополь. Владыка Виталий из детских впечатлений рассказывает об уходе из Крыма на юг, о тяжести прощания с Россией, о тяготах эмиграции. Затем он говорит о том, как жила и живет русская эмиграция. Говорит о русофобии и христофобии. О том, что среди эмигрантов есть немало и не русских, которые только говорят по-русски. О том, каким должен быть русский христианин особенно в зарубежьи. Ближе к концу владыка прямо говорит:

"Вот, возлюбленные братья и сестры, мое вам завещание. Я – глава Русской Зарубежной Церкви. Я прекрасно понимаю: я недостоин такого высокого сана. Но меня избрали и я должен повиноваться. Это – послушание.

Ведите себя прилично. Чаще причащайтесь, потому что только Бог, если Он в вашем сердце, в силах вам помочь. А чтобы Он был в вас, надо прибегать к Церкви. Церковь – непобедимая. Христова Церковь – непобедимая. И если вы будете на Корабле этой непобедимой Церкви, то вы будете тоже непобедимы.

Вот это я вам завещаю, как себя вести здесь за границей. Будьте со всеми любезными, со всеми ласковыми. Никого не осуждайте, но и знайте свое. И свое не уступайте никому и ни за что. Ни за какие деньги; лучше умереть, чем изменить Истине, то есть, Христу. Лучше умереть...".

Прослушать или скачать духовное завещание Блаженнейшего Митрополита Виталия.

Насколько нам известно, эта запись ранее нигде не публиковалась. Просим простить за качество - мы сдеали все, что смогли. Сильно зажимать шумы не стали, чтобы оставить "место для маневра" тем, кто хочет еще поработать со звуком. Впрочем, содержание речи вполне понятно.




Спас на Крови

Ответ кёнигсбергскому приходу "РосПЦ"

Оригинал взят у ss_83 в Ответ кёнигсбергскому приходу "РосПЦ"
На сайте кёнигсберского прихода «РосПЦ» обнародована статья «Слово против раскольников», в которой речь идёт и о нашей Русской Зарубежной Церкви.
1
К сожалению, события 2006 г. внесли пагубный раскол в российские приходы РПЦЗ, не уврачеванный до сих пор. Печально наблюдать подобные распри, тем более что в вопросах веры у двух сторон сохраняется полное единомыслие. Но чтобы дать справедливую оценку высказываниям автора,  необходимо вспомнить события 2006 г.

1. Каноническая оценка "орловского" раскола

2
Почему наша Церковь не признает хиротоний, совершённых на "свечном соборе" 2006 г., равно как и титул  "митрополита" за Антонием (Орловым)?

На этот вопрос в своём "Обращении" ответил Митр.Виталий, Первоиерарх РПЦЗ: "Нынешние церковные нестроения завершились безпрецедентным поступком Архиепископа Антония (Орлова). Собственным указом от 10/23 июля 2006 года он дерзнул поставить себя во главу управления Русской Православной Церкви Заграницей из-за якобы недееспособности Первоиерарха. Причём, он посчитал себя вправе вынести такое суждение без соборного решения Церкви, считая, что может это сделать "властью, данной мне от Бога". Призываем все верных чад Русской Православной Церкви Заграницей отвергнуть мятежные действия Архиепископа Антония (Орлова), со всеми последующими от него действиями и указами как чуждыми Церкви Христовой. В ближайшее время будет принято надлежащее соборное решение касательно раскольного архиерея и его приспешников".

3
Разумеется, что "орловцы" оспаривают подлинность этого "Обращения". В то время в епископате имелись свои внутренние разногласия. Обе стороны конфликта пытались обвинить друг друга в "захвате власти" и "пленении Митрополита". Обе группы архиереев пытались использовать имя Митрополита в качестве орудия для расправы над своими противниками. Но "орловцы", как говориться, "первые начали" - они заполучили влияние над Митрополитом Виталия в мае-июне 2006 г. и добились неканоничных перестановок в Синоде, которые не устраивали других архиереев. Другая группа архиереев (большинство) долгое время занимала скорее выжидательную позицию, но в итоге перехватила у "орловцев" их же собственное орудие (влияние над Митрополитом) и ударила им по голове устроителей "свечного собора".
4
Конечно, при объективном анализе обе стороны выглядят достаточно неприглядно, пытаясь с разной степенью успеха влиять на престарелого Митрополита и на немощного Еп.Варфоломея (Воробьева), но всё же попытаемся разобраться - на чьей стороне каноническая правда, так как церковные каноны, в отличие от людей, беспристрастны.

Для начала укажем на "двойные стандарты".

Если, с точки зрения cторонников вл.Антония (Орлова), Митр.Виталий летом 2006 г. действительно не мог исполнять свои обязанности Первоиерарха, то как же он в мае-июне 2006 г., находясь в окружении епп.Виктора, Антония (Орлова) и Дамаскина (Балабанова), подписывал синодальные акты? Неужели, в бессознательном состоянии? "Орловцы" настаивают на то, что «свечной собор» был созван по воле Блаж.Митрополита Виталия, но, тем самым, впадают в противоречие.

Возможно, что 96-летний Митр.Виталий в последние месяцы жизни был внушаем, поэтому в мае-июне 2006 г. на него могли оказать влияние епп.Антоний (Орлов) и Виктор (Пивоваров), но позже старец-Митрополит, ознакомившись с мнением большинства архиереев (епп. Владимира, Антония и Анастасия) и канонической стороной вопроса, отменил сомнительные синодальные решения и перенёс дату начала Архиерейского собора на более позднее время, что больше соответствовало благу и единству Церкви.

указ

Разумеется, что "орловцы" голословно поспешили объявить указ Блаж.Митрополита об отмене Арх.Собора "фальшивкой", несмотря на наличие текста, написанного от руки Митрополитом Виталием 14 июля 2006 г.
Vit-ukaz-1
Vit-ukaz-2
Мы видим, что Митр.Виталий в конце жизни в достаточной мере сохранял понимание церковных проблем, поэтому в личной беседе, записанной на аудио, он так и не дал благословения епп.Антонию (Орлову) и Виктору на совершение новых хиротоний (Блаженнейший сказал только: "Посмотрим-посмотрим"), что было подтверждено и письменно.
split-Viktor-Babaev
Не получив поддержки Митрополита, епп. Антоний и Виктор решили действовать самостоятельно. Они отказались выполнять указ Митрополита об переносе даты начала Арх.Собора и самочинно рукоположили в свечной мастерской ("свечной собор") крайне-сомнительных личностей, которые позже раздробились на ряд более мелких групп.

5
Имел ли архиеп.Антоний летом 2006 года право на управление Зарубежной Церковью?

Нет, не имел, так как был только заместителем Председателя Синода.

Он не имел права ни созывать Арх.Собор, ни единолично принимать решение о новых хиротониях. Презрев своего Митрополита и Арх.Собор, "орловцы" нарушили правила 14-15 Двукратного собора.  За самоуправство и незаконное восхищение церковной власти на епп.Антония и Виктора были наложены прещения. Действия архиеп.Антония  (Орлова) осудил Арх.Синод во главе с Митр.Виталием путём востребования письменных отзывов от Преосвящённых в соответствии с параграфом 11 положения о РПЦЗ. Подпись Еп.Варфоломея под синодальными указами стоит потому, что 18/31 мая 2006 г. член Арх.Синода Еп.Владимир (Целищев) получил полномочие голосовать на Синоде или Соборе от имени Еп.Варфоломея.

Арх.Собор РПЦЗ 2008 г. Собор подтвердил прещения.

После блаженной кончины старца-Митрополита (+25 сентября 2006 г.) архиеп.Антоний незаконно объявил себя "митрополитом", на что не имел права. К тому времени он был запрещён в служении за участие в расколе, а потому не мог издавать церковных распоряжений.
На созванный им "собор" осени 2006 г. епп.Антоний (Рудей), Владимир и Анастасий (Еп.Варфоломей находился в немощи) не могли приехать по этой причине.
6
Находился ли Митр.Виталий после 14 июля 2006 года в «плену у группы разбойников», как утверждают "орловцы"?

Справедливости ради надо отметить, что в «пленении» Митрополита обвиняли друг друга обе стороны.  Но ни еп.Владимир, ни прот.В.Жуков, ни еп.Антоний (Рудей), ни еп.Анастасий не находились в указанное время в Мансонвилле. А действия прихожан Монреальского подворья в целом были продиктованы желанием выполнить Указ Митр.Виталия об отмене Арх.Собора.

Согласно более правдоподобной версии, в мае-июне 2006 г. Митрополит находился в "плену" у "уличной шпаны" (по выражению П.Будзиловича), что и отразилось на некоторых синодальных решениях мая-июня 2006 г. Под давлением еп.Виктора и  архиеп.Антония Митр.Виталий в мае-июне 2006 г. подписывал указы об изменении состава Синода без участия прочих его членов и согласия Собора Епископов, что было нарушением церковных правил и положения о РПЦЗ.

7
Накануне в состав Синода РПЦЗ без одобрения Собора Епископов был введён еп.Виктор (Пивоваров), а о.Дамаскин (Балабанов) назначен секретарём Синода с возведением в сан архимандрита.
8
Эти события если и не были в строгом смысле "захватом власти в РПЦЗ", то определённо являлись первым шагом к расколу.


В итоге Митрополит Виталий 1/14 июля 2006 г. издал Указ, в котором объявил "яко не бывшими" свои подписи под синодальными решениями мая-июня 2006 г. , что было единственным каноничным выходом из сложившейся ситуации.

Всё что было подписано митрополитом Виталием после 14 июля 2006 г. соответствовало и канонам, и положению о РПЦЗ, и мнению большинства архиереев. А подписанное ранее - не соответствовало, что было признано и самим Блаженнейшим Митрополитом.

В сложившейся ситуации епп.Виктору и Антонию не следовало самим проводить Собор и совершать новые хиротонии. Для урегулирования положения епп.Антонию следовало прежде всего смириться, приступить к работе в составе "Предсоборной комиссии", чтобы затем прибыть на Арх.Собор во время, указанное Блаж.Митрополитом. Необходимо было вернуться к тому положению, которое было в Церкви до незаконного введения еп.Виктора в состав Синода. Попытка архиеп.Антония отстранить Митрополита Виталия и самому встать во главе церковного управления выглядела как похищение власти (грех любоначалия) в  нарушение 14-15 правила Двук.Собора. Перейдя через эту черту, «орловцы» поставили себя в положение раскола, ибо хиротонии могли быть признаны только Собором Епископов под председательством Митрополита. Что касается дееспособности, то Митрополит Виталий сохранял ум и память вплоть до своей кончины. Его дееспособность следует хотя бы из умения писать церковные указы (см.документ) и возможности вникать в церковные вопросы (см.аудио). На видеокадрах, снятых 28 августа 2006 года, Митрополит благословляет верующих, творит молитву, общается с людьми и т.д., хотя и видно, что ему очень тяжело.

Из статьи протоиерея Валерия Рожнова: "Если говорить о последнем «свечном» самочинном сборище, то лично меня удивляют двойные стандарты главных действующих лиц этого раскола. Еще недавно некоторые из них, оправдывая законность постановления (якобы членов Синода) о Созыве Собора, ссылались на подпись Первоиерарха под этим постановлением, как на действительную и законную. В беседах по телефону один из главных действующих лиц «свечного» раскола говорил мне, что никого не должен волновать вопрос о том - дееспособен Первоиерарх или нет, ибо рукой блаженнейшего Митрополита водит не личный секретарь, а промысел Божий, а при его определенной немощности тем более. Хорошо и правильно сказано! Очевидно, человек, изрекший эти слова, говорил истину пока находился в Церкви. Однако когда Митрополит промыслительно поставил подписи под тем, что не соответствовало устремлениям вдохновителей «свечного» раскола, то они вдруг заговорили абсолютно также , как вдохновители лавровского, лазаревского и мелеховского расколов. Чем же последние раскольники отличаются от предыдущих? Еще большим грехом, ибо предыдущие по крайней мере не называли Митрополита блаженнейшим, что вообще должно снимать вопрос о действительности его подписи под документами. В постановлениях законных Архиерейских Соборов и Синодов РПЦЗ (В) нет и никогда не было даже упоминания о недействительности подписи Первоиерарха под документами. Другое дело, что были случаи, когда Соборное мнение Церкви указывало Первоиерарху на ошибочность принимаемых им решений, но это вполне нормально, ибо в Православии нет папизма. Однако правомерно ли сомневаться в действительности собственноручной подписи блаженнейшего Первоиерарха, даже если его кто-то убедил поставить эту подпись? Не правомернее ли считать, что во время принятия важного решения о прещении раскольников и недействительности «свечных» архиерейских хиротоний рядом с Митрополитом богопромыслительно оказались люди, которым он верит, причем в таком составе, который позволяет говорить о законности принятого решения. Что же осталось теперь у «свечного» самочинного сборища такого, что подкупает к нему еще внимание некоторых людей? Прежде всего, ложь и спекуляция на таких темах как монархия и еврейский вопрос. А некоторым может быть нравится хамская истерия и плохо прикрытая ложь на электронных узлах сторонников нового раскола".

Итак, участники "свечного собора" нарушили 34 Правило Святых Апостолов, совершив попытку украсть власть у Первоиерарха и Собора. Никто не спорит с тем, что Митрополит в силу возраста не мог подробно вдаваться в церковные проблемы, но он не подавал прошения на имя Арх.Собора об уходе на покой, а если бы и подавал, то рассматривать его должен был законный Арх.Собор в полном составе, а не собрание из двух епископов. Всё это закономерно окончилось тем, что двое епископов, не получив ожидаемого, отпали от Зарубежной Церкви.

2. Причины "орловского" раскола
9
Учиняя раскол, епп.Антоний и Виктор, возможно, руководствовались благими намерениями, пытаясь увлечь Церковь на путь политической борьбы, чтобы силовым путём восстановить монархию в Россию. Но в этом запале они забыли про каноны. Апофеозом этой кампании по "восстановлению монархии" стало благословение Антонием (Орловым) на «борьбу» откровенных сталинистов. Если Первоерарх РПЦЗ Блаж.Митр.Антоний (Храповиций) в 1920-1930-х гг. благословлял на борьбу с большевизмом миллионную православную русскую эмиграцию, среди которой находились десятки тысяч боевых офицеров (РОВС - 30 тыс., КИАФ - 15 тыс. и т.д.), способных создать реальную угрозу Советской Власти, то Антоний (Орлов), словно в насмешку над основателем РПЦЗ, призвал "восстановить монархию".... Квачкова и Екишева, которые, простите, играют в какие-то ролевые игры.
10
Причиной этому стало то, что накануне участники "свечного собора" окончательно утратили связь с реальностью, надеясь, что под их "духовным руководством" объединяться все монархисты (даже из МП) и вместе пойдут на Москву, хотя число воцерковлённых людей в РФ в это время приближалось к 1,5 % от всего населения РФ.

Как же к подобным "прожектам" относились авторитетнейшие деятели РПЦЗ?


"Как правильно заметил прот. Лев Лебедев, «Теперь не над кем ставить царя» («Монархистъ» № 36, 1998), т.е. в целом нет православного русского народа, носителя монархической идеи, поэтому лозунг «за Царя» безнадежно повисает в воздухе (здесь и далее цитирую статью В.Ю.Кириллова)
«Это есть великая иллюзия, что “легче всего” возвести на Престол законного Государя. Ибо законного Государя надо заслужить сердцем, волею и делами. Мы не смеем забывать исторических уроков: народ, не заслуживший законного Государя, не сумеет иметь его, не сумеет служить ему верою и правдою и предаст его в критическую минуту. Монархия не самый легкий и общедоступный вид государственности, а самый трудный, ибо душевно самый глубокий строй, духовно требующий от народа монархического правосознания… И не знаем мы еще, будет ли русский народ после революции готов опять сложиться в этот организм. Отдавать же законного Государя на растерзание антимонархически настроенной черни было бы сущим злодеянием перед Россией» (Иван Ильин. «Слово». 1991. № 8. С. 83)
Об этом «мечтательстве» и «прожектерстве», уводящим с истинного пути, писал идеолог РПЦЗ архим. Константин (Зайцев): ««Вне всецело-покаянного обращения к Богу всякая мысль о нашем будущем оказывается прожектерством, самое благонамеренное направление мысли силой вещей превращающим в риторику и мечтательство только отвлекающие от единственно возможного направления воли истинного христианина с момента возникновения Апостасии. Это распространяется даже на такое явление как Православное Царство! “Монархизм”, “легитимизм”, как таковые, есть риторика и мечтательство, поскольку они получают, в условиях “Апостасии”, самостоятельную ценность: так отвлекается лишь сознание верующих от единственного доброго пути. Как мы не так давно отмечали, есть основания предполагать, что иные старцы высокого духовного подъема предрекали восстановление России. Такое упование для нас всех законно. Но что может оно нам дать, если не одно только большое устремление к Богу, как во имя спасения души своей, так и во имя умножения и усугубления этой же направленности сознания у других русских людей! Все остальное было бы именно прожектерством, только оттесняющим и заглушающим единственно действенное в условиях Апостасии направление сознания – покаянное обращение к Богу» («Православная Русь» 1970 г. № 3).
А этого как раз «покаянного обращения к Богу» в данный момент в русском народе и не наблюдается... Добавим к этому, что никто из идеологов РПЦЗ (включая архим. Константина) не учил, что православным, в том числе из мирян, надо сидеть, сложа руки, выключившись совсем из политической мировой жизни, давая злу свободно разливаться, но делать это надо в меру своих сил и возможностей, осторожно, без прелестного разгорячения, не увлекаясь грандиозными проектами, – каждый на своем месте и не забывая главного дела: спасения своей души в лоне истинной Церкви и под Ее водительством.
«Святая Русская Православная Церковь всегда благословляла православных русских людей на святое дело», писал о. Дамаскин (Балабанов).  Кто же спорит? Но, во-первых, это было раньше, когда люди были русские, имеющие монархическое правосознание (а не постсоветские, не желающие порвать со своим советским прошлым), и православные (а не «православные» язычники, сталинисты и обрядоверцы, поддерживающие МП и равнодушные к истине), да и дела то были тогда по-настоящему святые".

Р.S. Поговорим напоследок о сталинисте Квачкове, которого благословил на "ратные подвиги" Антоний (Орлов).
11
Безусловно, этот человек находится под анафемой Поместного Собора 1918 г., который отлучил от Церкви Её лютых гонителей и тех, кто имел с ними общение. Автор статьи «Слово против раскольников» пишет: «Владимир Квачков, в прошлом полковник ГРУ Генерального Штаба Вооруженных Сил РФ, ныне является мирянином Российской Православной Церкви».
Возможно ли такое? Если Антонию (Орлову) ещё простительно считать Квачкова своим единоверцем, учитывая его «преклонный возраст и слабую информированность о ситуации в России», то куда смотрят другие епископы «РосПЦ» - Афанасий и Стефан, которые проживают на севере России и имеют общение с указанными «патриотами»? Если говорить о "преемственности традиций", то в традицию РПЦЗ никогда не входило благословение почитателей Сталина. Напротив, с сергианами запрещалось иметь даже бытовое общение, согласно завещанию Блаж.Митр.Анастасия (Грибановского).
«Орловцы» сейчас пытаются выкручиваться, утверждая, что Квачков, находясь сейчас в заключении по обвинению в "экстремизме", проходил и проходит этапы своего перерождения. Говорят: «Москва не сразу строилась, и из полковника ГРУ не сразу исповедник вырастет». Но если Квачков не желает меняться в одночасье, то он должен находиться в разряде еретиков или оглашённых при наличии признаков покаяния. Его нельзя было пускать в церковь и допускать до участия в таинствах. Находящиеся с анафематствованным в общении сами должны быть осуждены.
Если бы Квачков на самом деле желал вступить в общение с РПЦЗ, то ему пришлось бы произнести анафему на коммунизм и коммунистов, в том числе и на их главаря Сталина, а также всенародно покаяться в своей многолетней службе богоборческому государству. Однако полковник коммунистических богоборческих спецслужб делать этого не желает, кощунственно смешивая грязь и святость - почитание Царя-Мученика и одновременно палача русского народа Сталина.
Квачков откровенно желает русскому народу окончательной физической и духовной смерти, ибо мечтает посадить снова на шею страждущему народу нового товарища Сталина, который был убийцей миллионов и разрушителем исторической России.
Квачков желает смерти и русскому Православию, ибо связывает его исключительно с сергианской патриархией и её творцом Сталиным.

Направленность сайта "Пара Белум" вполне понятна - это левый советско-патриотический сайт, создатели которого мечтают воссоздать СССР во главе с новым Джугашвили, прикрываясь псевдоправославной риторикой. Кого хотят "объединить" эти деятели? Красных и белых, коммунистов и монархистов, христиан и сатанистов, Истину и ложь? Нам такое "объединение" не нужно, ибо оно от Сатаны, который и вещает устами Квачкова и Екишева.
12
Статья Квачкова  «Сталин сегодня: Русский православный социализм» до сих пор размещена на сайте "Пара Беллум" другого «мирянина РосПЦ» Ю. Екишева.
13
«Нам не хватает Сталина. Эту мысль часто можно услышать почти на всех встречах национально-патриотических людей. Конечно, сам Иосиф Виссарионович не может пробиться к нам сквозь пространство и время и показать нам пути выхода из нынешней национальной катастрофы. Но есть его труды, его теоретическое наследие в области государственного строительства, а главное - нам был явлен результат его практической деятельности - СССР до 1953 года. Поэтому мы можем, опираясь на его мысли и дела, предположить, что И.В.Сталин сделал бы сегодня для спасения страны, ради которой он жил. Разумеется, что никаких прямых указаний на русский православный социализм в качестве дальнейшего пути пути развития и государственного строительства Советского Союза в деятельности вождя нет. Но направление изменений в его мировоззрении в духовной сфере, в национальной и социально-экономической политике вполне очевидно проявляются при их анализе. Попробуем в современных условиях подумать по-сталински».

«Безусловно, формально мировоззрение И. В. Сталина было атеистическим. Но, также очевидно, что внутреннее мироощущение вождя советского народа было изначально христианским. Дело даже не в общеизвестном факте учебы в Духовной семинарии, оттуда -то он вышел атеистом. Дело в системе тех духовных ценностей, которые в нем воспитывались с детства и которыми И.В.Сталин руководствовался в течение всей своей жизни. Эта внутренняя моральная система не претерпела каких-либо серьезных изменений».
«Когда Сталин умер, в Русской Православной Церкви ему пропели вечную память. Сталин богоданный вождь Русского народа. Надо вспомнить, что в переводе с греческого «монархия» - единовластие. Сталин – единовластный правитель советской империи, красный монарх, советский Государь. Наше покаяние перед Сталиным – возвращение его праха в Мавзолей на Красной площади!».
Спас на Крови

К 145-летию со дня рождения святого Царя-мученика Николая



6/18 (6/19) мая исполняется 145 лет со дня рождения Русского Императора, святого Царя Мученика Николая II.
Не прославление Царственных мучеников и новомучеников и исповедников Российских было одной из причин невозможности объединения Московской Патриархии и Русской Православной Зарубежной Церкви. Многие сегодня говорят о том, что эта причина снята «прославлением в лике святых Царской семьи и новомучеников Российских». Так ли это? Ведь суть не только в том, чтобы добавить несколько имен в месяцеслов Типикона, составить службы, написать акафисты и молитвы. На каждой службе священник велегласно возглашает: «Даждь нам едиными усты и единем сердцем славити и воспевати Пречестное и Великолепое Имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа…». В одинаковой степени это относится и к прославлению угодников Божиих. Если это не делается «единым сердцем и едиными усты», то что пользы в таком прославлении? И как не вспомнить здесь слова Господа: «Горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко зиждете гробы пророческия, и красите раки праведных, и глаголете: аще быхом были во дни отец наших, не быхом убо общницы им были в крови пророк: темже сами свидетелствуете себе, яко сынове есте избивших пророки: и вы исполните меру отец ваших». (Мф. 23. 29-32)


Чтобы убедиться в коренном отличии в прославлении Святых Царственных мучеников в Зарубежной Церкви и в Московсокой Патриархии достаточно прочитать Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя синодальной комиссии по канонизации святых, который лег в основу решения Собора 2000 г. о причислении Царской семьи к лику святых и сравнить его со словами святителя Иоанна Шанхайского, которого сегодня в Патриархии называют чуть ли не апологетом объединения РПЦЗ и МП.
Вот, что пишет синодальная комиссия, возглавляемая митр. Ювеналием: «Подводя итог изучению государственной и церковной деятельности последнего Российского Императора, Комиссия не нашла в одной этой деятельности достаточных оснований для его канонизации».

А вот, что пишет свт. Иоанн: «Царь-Мученик более всего походил на Царя Алексея Михайловича, Тишайшего, но превосходил его своей непоколебимой кротостью. Россия знала Александра II, Освободителя, но Царь Николай II освободил еще больше народа из братского славянского племени. Россия знала Александра III, Миротворца, а Государь Николай II не ограничивался только попечением о мире в свои дни, но сделал крупный шаг к тому, чтобы все народы Европы и всего миpa жили миролюбиво и разрешали свои недоразумения мирным путем. С этой целью, по бескорыстному и благородному личному почину его, была созвана Гаагская конференция. Россия восхищалась Александром I-м и назвала его Благословенным за то, что он освободил Европу от чуждой власти одного человека. Государь Николай II, в условиях во много раз более трудных, восстал против такой же попытки другого человека распространить свою власть на чуждый ему по крови и вере славянский народ и в защите его проявил стойкость, не знающую компромиссов. Россия знала великого преобразователя Петра I, но если припомнить все преобразования Николая II, то мы не знаем, кому отдать предпочтение, причем последним преобразования были проведены более внимательно, обдуманно и без резкости. Иоанна III, Иоанна Калиту Россия знала как собирателей России, но до конца довел их дело Государь Николай II, когда в 1915 году вернул России, хотя и на краткое время, всех ее сынов. Государь Всероссийский – он первый и единственный был Царем Всерусским. Его внутренний духовный нравственный облик был так прекрасен, что даже большевики, желая его опорочить, могут упрекнуть его только в одном – в набожности.
Доподлинно известно, что он всегда начинал и заканчивал свой день молитвой. В великие церковные празднества он всегда приобщался, причем смешивался с народом, приступавшим к Великому Таинству, как это было при открытии мощей преподобного Серафима. Он был образец целомудрия и глава образцовой православной семьи, воспитывал своих детей в готовности служить русскому народу и строго подготовлял их к предстоящему труду и подвигу. Он был глубоко внимателен к нуждам своих подданных и хотел ясно и близко себе представить их труд и служение. Всем известен случай, когда он прошел один несколько верст в полном солдатском снаряжении, чтобы ближе понять условия солдатской службы. Он ходил тогда совсем один и тем ясно опровергаются клеветники, говорящие, что он боялся за свою жизнь. Если Петр I сказал: "А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога, жила бы Россия", то Государь Николай Александрович поистине, можно сказать, исполнил это. Говорят, что он был доверчив. Но великий Отец Церкви св. Григорий Великий говорил, что чем чище сердце, тем оно доверчивее».
Комиссия МП далее стыдливо беря слово "канонизация" в кавычки добавляет: «Комиссия в своем подходе к этой теме стремилась, чтобы прославление Царственных мучеников было свободно от всякой политической и иной коньюктурности. В связи с этим представляется необходимым подчеркнуть, что канонизация Монарха никоим образом не связана с монархической идеологией и, тем более, не обозначает "канонизации" монархической формы правления, к которой можно, конечно, относиться по-разному». В этом контексте, чтобы понять, что у православного к монархической форме правления может быть только одно отношение, достаточно вспомнить 10-й анафематизм, который наверняка не раз читался при служении митр. Ювеналия в неделю Торжества Православия: «Помышляющым, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великаго сего звания на них не изливаются: и тако дерзающым противу их на бунт и измену, Анафема».
Заключает этот доклад замечательная фраза: «Именно в осмыслении этого подвига Царской Семьи Комиссия в полном единомыслии и с одобрения Священного Синода находит возможным прославить в Соборе новомучеников и исповедников Российских в лике страстотерпцев Императора Николая II, Императрицу Александру, Царевича Алексия, Великих Княжен Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию». В чем же состоит «осмысление этого подвига»? А в том только, что «За многими страданиями, перенесенными Царской Семьей за последние 17 месяцев жизни, которая закончилась расстрелом в подвале Екатеринбургского Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 года, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесенных Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в ХХ веке».
Русская Православная Зарубежная Церковь никогда не разделяя ереси царебожества, тем не менее, всегда чтила подвиг Царя Николая и святой Семьи Императора именно как искупительный, за который Господь Иисус Христос пощадил русский народ, о чем было видение митрополиту Московскому Макарию (Парвицкому):
«Видел я поле. По тропинке идет Спаситель. Я за Ним и все твержу: "Господи, иду за Тобой!". А Он, оборачиваясь ко мне, все отвечает: "Иди за Мной!"
Наконец подошли мы к громадной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал": "Иди за Мной!"
И вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся.
Заснувши вскоре, я вижу себя стоящим в той же арке, а за нею со Спасителем стоит Государь Николай Александрович. Спаситель говорит Государю: "Видишь в Моих руках две чаши: вот это горькая для твоего народа, а другая сладкая для тебя".
Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. Господь долго не соглашается, а Государь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой раскаленный уголь и положил Государю на ладонь. Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом сталь просветляться, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух.
На этом я опять проснулся.
Заснув вновь, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множеством народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это время говорит: "Государь взял вину русского народа на себя, и русский народ прощен..."»
Святитель Иоанн Шанхайский писал: «Что же воздала Россия своему чистому сердцем, любящему ее более своей жизни Государю?
Она отплатила ему клеветой. Он был высокой нравственности – стали говорить о его порочности. Он любил Россию – стали говорить об измене. Даже люди близкие Государю повторяли эту клевету, пересказывали друг другу слухи и разговоры. Под влиянием злого умысла одних, распущенности других слухи ширились и начала охладевать любовь к Царю. Потом стали говорить об опасности для России и обсуждать способы освобождения от этой несуществующей опасности, и во имя якобы спасения России, стали говорить, что надо отстранить Государя. Расчетливая злоба сделала свое дело: она отделила Россию от своего Царя и в страшную минуту во Пскове он остался один. Близких нет. Были преданные, но и их не допустили. Страшная оставленность Царя... Но не он оставляет Россию, Россия оставляет его, любящего Россию больше своей жизни. Видя это и в надежде, что его самоумаление успокоит и смирит разбушевавшиеся страсти народные, Государь отрекается от Престола. Но страсть никогда не успокаивается, достигнув желанного, – она разгорается еще больше. Наступило ликование тех, кто хотел низвержения Государя. Остальные молчали. Последовал арест Государя и дальнейшие события были неизбежны. Если оставить человека в клетке со зверьми, то рано или поздно они его растерзают. Государь был убит, и Россия молчала. Не раздалось ни возмущения, ни протеста, когда совершалось это страшное злодеяние, и это молчание есть великий грех русского народа, совершенный в день св. Андрея Критского, творца Великого покаянного канона, читаемого Великим постом...» Сегодня все слова святителя Иоанна остаются столь же актуальны, как и 60 лет назад.
Таким образом, даже поверхностного сравнения прославления святого мученика Царя Николая Зарубежной Церковью и Московской Патриархией достаточно для того, чтобы с абсолютной уверенностью заключить, причина разделения не только не устранена, но и углубилась. Открытая враждебность к подвигу святых Царственных Мучеников, которую МП всегда демонстрировала в угоду советской власти, с которой, согласно декларации митр. Сергия у Патриархии общие радости и горести, менее опасна и сооблазнительна для простых верующих, чем лукавое и лицемерное «прославление».
Но истинные чада Зарубежной Церкви всегда будут руководствоваться словами свт. Иоанна Шанхайского: «Государь Николай Александрович скончался как мученик, с непоколебимой верой и терпением, выпив чашу страданий до дна.
Грех против него и России совершили все, кто так или иначе действовал против него, не противодействовал тому или хоть сочувствием принял участие в совершившемся 40 лет назад событии. Грех тот лежит на всех, пока не будет смыт искренним покаянием. Вознося молитвы о упокоении его души, мы молим и о убиенных также в мартовские дни Царях Павле Петровиче и Александре Николаевиче.
И молимся о прощении Русскому народу тяжкого греха измены и цареубийства. Горе тем, кто добрым называет зло, а добро — злом. Перед нами, пред Русским народом, путь восстания — есть путь сознания греха и покаяние.
Для возрождения России напрасны все политические и программные объединения: России нужно нравственное обновление Русского народа.
Мы должны молиться о прощении грехов наших и о милости нашему Отечеству, подобно тому, как Господь Бог освободил Израиль от плена Вавилонского, восстановил и разрушенный град Иерусалим».


Иерей Александр Веберов, Малороссийская Епархия РПЦЗ, Киев
Спас на Крови

ОСТРОВ СЕВЕРНОЙ ФИВАИДЫ

В издательстве "Дмитрий Буланин" вышла книга "Остров Северной Фиваиды" Александра Львовича Никитина (1956–2005) — петербургского историка, краеведа, хранителя фондов двух крупнейших военных коллекций — Суворовского и Артиллерийского, редактора церковно-общественного журнала "Возвращенiе", православного публициста, старосты первого в Санкт-Петербурге прихода Русской Православной Церкви Заграницей.
[Spoiler (click to open)]
В книгу вошли очерки А.Л. Никитина, написанные в основном в 1970–80-е гг. При его жизни они так и остались незамеченными страницами исторического краеведения. Причины отыскать несложно, прочитав хотя бы несколько страниц очерка "Красное Село. Учебный класс Русской армии". Ярко выраженная религиозность, приверженность монархии, симпатии к Царской армии, почтительнейшим образом прописанные титулы царственных особ в те годы сразу же ставили автора в ряд непубликуемых. А такие примечания как "автор не считает для себя возможным называть город Санкт-Петербург Ленинградом", могли прочитываться только в качестве прямого общественного и политического вызова.

В пятнадцать лет принятый экскурсоводом в Суворовский музей, Никитин с этого времени и до конца жизни постигал "судьбу", "душу", "язык" города и других мест, в которые отправлялся ежегодно и откуда обязательно привозил материал для своих будущих очерков. Когда не удавалось поехать в далекое путешествие, обращался к другому своему любимому занятию — хождению по городу. Увлеченный примером известного петербургского историка, краеведа и экскурсовода Н.П. Анциферова, он учился читать "как с листа" живую историю родного города, старался не пропустить губительных перемен, отыскать и описать утраченное.

Очерки складывались не сразу, им предшествовали записные книжки, дневники, работа в библиотеках и архивах. Но начало всему — записная книжка, в ней закладывалось многое, и, прежде всего — настроение. В одной из них Никитин пишет: "Я ходил по городу, как смотритель по большому музею, как хранитель по хранению. И подмечал чужие имена улиц, усталость зданий, утраты городской скульптуры, разрушения оград, молчание храмов, из которых вынута их сущность-жизнь. Я думал, получится ли когда-нибудь все это восстановить? Равнодушие людей (почему?!) не оставляло никаких надежд. И тогда, ощущая себя чуть ли не единственным, кому это нужно, считал уже обязательным фиксировать все!– а вдруг! Как бы хотелось, чтобы ни одна из улиц города не исчезла, ведь за каждой огромная история, даже история ее названия, переименования, возвращения имени — достойна того, чтобы это записать и оставить нелюбопытным современникам. Кто знает, как все обернется? А эти люди, которым сейчас все равно, вдруг откроют мои записки и прочтут с удивлением, что и их жизнь была — история…".

В 1990-е годы, когда начался процесс возврата старых имен улицам города, Александр был участником почти каждой газетной дискуссии, посылал свои убедительные аргументы в пользу непременного восстановления всех городских топонимов. Но первоочередным он считал незамедлительное снятие с карты города имен его разрушителей, просуществовавших многие годы и вошедших в сознание многих поколений людей в качестве положительных героев. Такая подмена разрушала уже не камни и стены города, а живое сознание его граждан, т.е. его будущее. "Удивительно, какое огромное число жителей знает кое-как только тот исторический период, который отпущен им Господом. Вся история – и великая, и малая – умещается в их маленькую жизнь, наполненную праздниками приобретения насущного или сверх того, опечаленного трагедиями неполучения премии или тринадцатой зарплаты и динамикой борьбы за место в каком-нибудь советском департаменте. Их совсем не волнует, что исторически в этом городе не может и не должно быть улицы Карла Маркса, а отсутствие памятника Юденичу является вопиющей исторической несправедливостью…".

Но времена меняются, они непредсказуемы и непросчитываемы, прошлое, казалось бы, почти утраченное и почти разрушенное, неожиданно может стать настоящим и вызвать горячий интерес нового поколения. Александр пишет об этом в очередной записной книжке: "По внутреннему своему устроению я — пешешествователь и созерцатель. Хожу в прошедшее время чаще всего один. В одиночестве и тишине четче проступают картины прошлого. Но когда ко мне присоединяются желающие, не отказываю им в этом. Их искренние и чистые сопереживания, радость о чудом сохранившейся частичке несоветского бытия и горечь о разрушенном — утончают и возвышают мои чувства и позволяют ярче представить картины почти невидимой Империи, некогда правильно устроенной жизни, которая даже и разрушенная еще может стать основой для возрождения…".

В дальнейшем, формируясь уже как музейный хранитель и историк, А.Л. Никитин станет в этом мире человеком, "читающим" музейные предметы. "Как и чем переходит к нам прошедшее время? — записывает он. — И вот кабы не вещи, которые несут на себе отблеск иногда двух-трех эпох, могли бы мы ощутить быстролетность времени? И могли бы понять духовное напряжение живших до нас?"

В записной книжке к утраченному большому системному очерку "Царское Село" он записывает: "Ничто так тяжело не угнетает, как советская избяная архитектура, варварски вторгающаяся в безупречные ансамбли Имперских пригородов. В Царском эти советские заплаты свидетельствуют отнюдь не о денежной нищете советских людей — о равнодушии к остаткам Имперской России. Будто это была не их история, а история какого-то другого народа. В гармонии Царского Села все разрушения как незаживающие язвы. Их уже не залечить. Эти потери вечны… Даже пейзаж — какой-нибудь простой ручеек, холм или долина за ним, — потерявшие маленький горбатый мостик, готическую руину или фермерский домик, не срастается с бытом населившего его в XX веке советского пейзанина, живущего абы как, абы в каком строении, издали напоминающем случайную гору мусора…".

Никитин бережно записывает таким, каким увидел, всякое место, строение, памятник, ландшафт, то, что осталось от старины и что утрачено. Его задача — передать в будущее максимум необходимой информации о прошлом. От места к месту, от памятника к памятнику он идет из чувства сопричастности к забытой старине. Он уверен, все еще потребуется.

Книга "Остров Северной Фиваиды" состоит из четырех разделов, каждый из которых охватывает свой пласт пространства и времени. В первом разделе "Загородные путешествия" - помещены три очерка: о Красном Селе, Ропше и Стрельне. Последний - лишь часть большой незаконченной рукописи "От Стрельнинской до Стрельны" — "Несколько страниц из истории Спасо-Преображенского храма".

Второй раздел называется "Городские прогулки". В очерках о Сампсониевском соборе, о забытых топонимах Выборгской стороны, об Охтенской старине отражено начало увлечения Никитина топонимикой города.

Третий раздел - "Из прошлого земель Невского левобережья" - представлен историческими очерками о Ладожском канале, о гербе и знаменах его, о несостоявшемся возведении Пелльского дворца, о Шлиссельбурге, о Невских кирпичных промыслах и о других памятных местах. В этих путешествиях автор идет чуть ли не в след знаменитого М.И. Пыляева, возвращая читателя к далекому прошлому, дополняя свой очерк новыми историческими фактами. Собственно, это было принципом его работы — не обращаться к теме, если ничего нового в ней сказать не можешь.

Четвертый раздел - "Русский Север" — очерки, привезенные из дальних поездок. Александр побывал в вологодских и архангельских краях, в Каргополье, Пскове, Новгороде и многих других местах. Участвуя в одной геологической экспедиции, попал на Урал, в Екатеринбург, а оттуда в Алапаевск, к месту гибели алапаевских мучеников, преподобномученицы Елисаветы и иже с нею.

Во всех своих поездках, дальних и ближних, городских и загородных, Никитин большей частью ходил пешком. Это диктовалось не только дефицитом необходимых денег (зарплата музейного хранителя не предполагала дорожного комфорта), это был его стиль, который он сам определил для себя как стиль "пешешествователя и созерцателя". И однажды, следуя этому своему стилю, он садится в Москве в поезд и едет почти до Тихого океана, "желая увидеть хотя бы один раз всю Империю из окна вагона…". Из дальних странствий он привез очерки, не вошедшие в эту книгу, среди них "А.П. Ганнибал в Селенгинске", "Военный Селенгинск первой половины XVIII века" и другие.

В четвертом разделе духовной доминантной, давшей название всей книге, возвышается очерк "Остров Северной Фиваиды". Это проникновенный рассказ о паломничестве молодого человека, принявшего для себя Православие как первейший закон жизни, на озеро Кубенское, в старый, разрушенный людьми и временем Спасо-Каменный монастырь, бывший некогда одним из образцов своеобразной "монашеской республики" Русского Севера и всей России. Автору 23 года, с 13 лет, вопреки воле матери, ленинградской журналистки, он посещает храм, в 18 лет принимает святое Крещение. И все это происходит в 1960-80-е гг. Нетрудно представить себе, каким было это время, что и как приходилось в нем преодолевать, и что за огонь горел в молодом человеке, избравшим для себя такой путь. И не только представить, но и прочитать в очерках вышедшей книги.

Нельзя не сказать и еще об одном разделе книги — о приложениях. В них — "Список войсковым частям и соединениям, стоявшим в Красном Селе в 1914 г." (т.е. в последние сборы); критический разбор с дополнениями, уточнениями и исправлениями раздела "Петродворцовый район" Топонимической энциклопедии, конкретно — Топонимики Стрельны; Расписание военных праздников Российской Императорской армии и другое.

Иллюстрации к книге сделаны московским художником Алексеем Белокуровым с огромным уважением и интересом к книге. В книге множество фотографий различных авторов, в том числе А.Л. Никитина.

С. К.
ПОРТАЛ-CREDO.RU