Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Спас на Крови

СПИСОКЪ ПРИХОДОВЪ СѢВЕРО-РУССКОЙ ЕПАРХІИ РПЦЗ

Сѣверо - Русская Епархія Русской Православной Церкви заграницей

(Включает в себя: Санкт-Петербург, Ленинградскую, Архангельскую, Вологодскую, Мурманскую, Новгородскую, Псковскую, Калининградскую области, Ненецкий автономный округ, республики Карелия и Коми)
Управляющий Северо-Русской Епархией:
Епископ Виктор (Парбус), Санкт-Петербургский и Северо-Русский
Санкт-Петербург
Тел. 8 911 962 71 14
Электронная почта: episcopvictor@gmail.com

ПРИХОДЫ ЕПАРХИИ:

Приход в честь Св. Царственных Мучеников и всех Новомучеников и Исповедников Российских
Ленинградская область, Всеволожский район, ж/д ст. Пери.
Настоятель: Епископ Виктор.
Тел. 8 911 962 71 14
Диакон Алексей Тарашкевич
Тел. 8 911 146 59 72

Община в честь Иконы Божией Матери «Державная»
Окормляется в приходе в честь Св. Царственных Мучеников и всех Новомучеников и Исповедников Российских.
Чтец Дмитрий Оприщенко
Тел. 8 905 252 22 48
odameta@gmail.com

Храм Святителя Геннадия, Архиепископа Новгородского
Новгородская область, пос. Угловка.
Настоятель: Иеромонах Герасим (Широносов)

Приход в честь Св. Царя-мученика Николая II
Кёнигсберг.
Настоятель: иеромонах Николай (Мамаев)
Тел. 89211024493
E-mail: rusalkasar@gmail.com

Свято-Преображенская домовая церковь (Единоверческая община)
161446 Вологодская обл., Никольский р-н, п/о Борок, дер. Дёмино.
Настоятель: Иерей Сергий Мацнев
drevle@rambler.ru

Приход в честь Святителя Николая Чудотворца
Архангельская область, Верхнетоимский район, п/о Горка, дер. Бор.
Окормляет иерей Сергий Мацнев

Св.-Андроников скит
169437, Россия, Республика Коми, Троицко-Печорский р-он,
п/о Усть-Унья, деревня Усть-Бердыш.
Настоятель: Епископ Виктор
Иеромонах Захария (Конев)
+79541013407 (спутниковый телефон, удобно писать смс сообщения)

Запрещён в священнослужении:
Иеромонах Евгений (Пампура)
Спас на Крови

Памятная дата

В октябре 1927 года Председатель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей митрополит Антоний (Храповицкий) призвал Белую эмиграцию отметить день 7 ноября в качестве «тяжёлой годовщины нашей печали».

Этот призыв Владыки Антония стал первым провозглашением идеи отмечать 7 ноября как День Непримиримости.

Спас на Крови

Визит иерея Сергия Мацнева в Малопинежье

(без названия)

Июньский приезд иерея Сергия в Малопинежье был приурочен  к  местному деревенскому празднику, традиционно отмечаемому спустя две недели после Троицы. Исходя из сложившихся национальных стереотипов, можно было ожидать  если не клубно-организованного «народного гулянья» с дежурными «коллективами художественной самодеятельности» и такими же дежурными  речами местных чиновников об очередных хозяйственных достижениях, то хоть классических проявлений русского характера – вскладчину  угощения, какого-никакого гармониста и подобающего случаю   множества гостей из числа осевшей в городах родни. Ан не то вышло. Родни-то было, судя по количеству перевозимых паромом через Северную Двину солидных авто, и немало, а вот уличного веселья ровным счетом никакого. Видно, всё дело ограничилось простейшими формами общения – совместным употреблением пищи, а главное – пития, в сугубо домашних условиях. Кое-кто, правда, собравшись с силами, добрался до ближайших кладбищ и помянул, уж как умеет, своих упокойников.
(без названия)
Вот и общинники в субботу 13 июня помянули  - и самым что ни на есть законным образом,  - отмолившись панихиду  в Никольской часовне, - русских воинов, как кавалеров ордена св. Николы Чудотворца, так и прочих героев  1-й Мировой и обеих Гражданских.  Холодная летняя часовня, по условиям сурового северного климата, годится для общественной молитвы лишь в теплые летние дни.  Как было отмечено в прежних заметках, на стенах ее размещены поименные-пофамильные списки русских солдат и офицеров, положивших живот свой за Отечество, его свободу и самое бытие. Своим неспешным порядком прошли затем и положенные богослужения  воскресного дня.
За последовавшими в субботу и воскресенье соразмеримыми со здравым смыслом угощениями в дому старосты Николая Ивановича подверглись рассмотрению идеи и учение произросших на постсоветской почве язычников, именующих себя «староверами-инглингами». Главою их состоит бывший экстрасенс-гипнотизер, а ныне  верховный жрец «Патер Дий Александр» по фамилии Хиневич, более активный в виртуальном пространстве (благо под рукою своя домашняя видеостудия), нежели в реальном, тем паче, что жительствует он не в столицах, а в славном городе Омске, поименованном им отчего-то «Ансгардом». Собственно, появление роскошно изданных книг  и видеоматериалов с основами откровенно антихристианского вероучения (или мифологии) сих новоявленных «староверов» в лесном краю, лишенном покуда мобильной телефонии и «мировой паутины», - суть факт сам по себе показательный. Ясное дело, недобитые советизацией русские мужики весьма небезынтересны оказываются для кадровых специалистов по идеологическому моделированию, профессионально ищущих, дабы «прельстить, аще возможно, и избранных».
Житель д. Бор Николай Гужовский поведал печальную историю, как его, стопроцентного украинца (хоть и гражданина РФ) не пустили киевские власти на историческую родину, Черниговщину, - да на похороны матери! -  из опасений, что тот, отставной старший прапорщик  Советской армии, может оказаться засыльным диверсантом. Тем самым лимит доверия той власти в его глазах оказался безвозвратно исчерпан.  И архангельское Украинское Землячество не смогло помочь одолеть такие «политические» игры.
Как уже было отмечено в прошлогоднем описании празднования Троицы, к вечеру образуется в деревенском пространстве некоторое число упорно ищущих душевного общения, но мало к нему на самом деле способных в силу значимости объема употребленных напитков.  Тут невольно всплывают в памяти, как руководство, слова Апостола:  «таковых удаляйся». И думается – родноверческая проповедь трезвенности с целью спасения остатков русского генофонда, может, и хороша сама по себе, да едва ли позволит сему религиозному направлению существенно продвинуться в русские провинции. Тысячекратно уж видано и слыхано, - если мужик, явно не готовый принять такую аскетическую практику, однако ж заявляет себя язычником, то это значит только одно – нежелание себя вообще ограничивать какими-либо приличиями и обычаями предков, произросших на христианской почве. Вот он, продукт советского образа жизни. Наличие в деревне часовни его то радует (вроде как Русь, земля наша), то раздражает – «развели тут, У НАС, свою ненашенскую несоветскую  веру». И опять, припоминается – «не мир  принес Я, но меч…», так значит, все по Евангелию выходит, - стало быть, наше дело правое.
Спас на Крови

«Приходилось замечать всплески «обмирщения» в местах, где старообрядческое население в большинстве»



Противостояние соблазнам мира сего и обмирщение, древние обычаи и новолюбные затейки, традиционный уклад и еретические заимствования. Об этом на страницах нашего сайта размышляет иерей Сергий Мацнев, один из наиболее сведущих путешественников по старообрядческой ойкумене. О. Сергий, принадлежащий к юрисдикции РПЦЗ (Русская Православная Церковь Заграницей под омофором архиепископа Владимира (Целищева)), также широко известен как один из самых авторитетных собирателей аудиозаписей старообрядческих богослужений, песнопений и духовных стихов.

http://ruvera.ru/articles/sergiiy_macnev_vspleski_obmirsheniya
Спас на Крови

Первая служба в согринской часовне

Часовня

Согра. 19 - 22 июля 2013 г.

Поводов для очередного посещения Согринской общины у иерея Сергия Мацнева было два (помимо, разумеется, положенных уставных служб на явление Казанской иконы Пресвятой Богородицы и память весьма почитаемого в тех краях праведного Прокопия, Устюжского чудотворца), - крещение новорожденного (уже 4-го) сына старосты Малопинежской  общины – Николая Ив. Бечина и совершение водосвятия  с окроплением Св.-Никольской часовни, сооруженной и для увековечения памяти Белых героев и Георгиевских кавалеров, уроженцев Русского Севера, чьи списки уже размещены на стенах ее. Это знаменовало завершение этапа строительства и переход к подобающему благоукрашению ее.
Крещение было совершено рядом с часовней в реке Лохоме.

Удивительное дело,- досаждающие всякому северянину в летнюю пору оводы (они же слепни, пауты), комары и мошка Божиим, очевидно, изволением в вечернее время, противу естества, оставили молельщиков в покое. Все прошло неспешно и чинно, подобающим значимости события, образом. Новокрещенный младенец Максим совершенно спокойно, как должное, воспринял все части чинопоследования, включая и погружение в довольно прохладные речные воды. Никакого страха и плача, совсем напротив – сплошное удовольствие. Редко таковое восприятие  встретишь среди новорожденных сынов и дщерей века сего. Крестный Николай Васильевич явно проникся осознанием своей неизбывной ответственности за духовное возрастание новоявленного христианина. При сем нужно отметить и участие во всех рядовых богослужениях тех дней остальных троих сыновей Николая Ивановича.

Внутри

В воскресенье молебствие было перенесено из зимней (теплой) моленной в новосооруженную холодную часовню на Лохоме. По окончании часов и обедницы последовало водосвятие с окроплением часовни, колокольни и молящихся.  В проповеди, помимо прочего, звучали две темы, - об актуальности подвига юродства на русской земле во все времена и о подвергавшемся неоднократным испытаниям со стороны наших недоброжелателей русско-немецком братстве, памятуя происхождение праведного Прокопия. Попутно отметим факт посвященности  сему угоднику Божию двух известных храмов Русского Зарубежья – в Гамбурге и Любеке, на его исторической родине.
Колокольня

Колокольня1
Участники торжества подверглись нежданной биологической атаке: на берегу реки по соседству расположилось коровье стадо, а попутный ветер целое полчище оводов, избавив от них скотов, направил прямиком в часовню. И тяжко же пришлось молельщикам…

Удивительное событие:  к  самому началу службы  неожиданно пожаловал и житель деревни Бора, прежде скептически относившийся к общине, малоросс  по происхождению Николай Гужовский, дальний родственник известного экстрасенса Павла Глобы. Очевидно, проникшись доверием к представителю духовного сословия, он предложил ему со спутниками по окончании моления обозреть его годами собиравшуюся коллекцию всяких местных достопамятностей, то, что теперь принято именовать антиквариатом. Помимо монет, прялок, балалаек и лосиных рогов, имелось немало икон и меднолитых образов. Из всего объема таковых лишь две иконы оказались не старообрядческого происхождения, явным образом отражая конфессиональную картину этих мест в «докатастрофные» времена. Понятное дело, коллекция частная, и владелец вправе не делиться своими сакральными артефактами с существующей в деревне общиной. А общине предстоит еще неведомыми путями находить способы к приобретению хоть каких-то образов в новосооруженную часовню. По древлеправославным понятиям, вопрос ведь развеской софринской репродукций не решается…

В промежутках между службами удалось, воспользовавшись лодкой-моторкой и ВАЗом-пятеркой, посетить две деревни – Ефимовскую и Кергу. Если первая еще вполне обитаема, то другую – самую крупную и зажиточную когда-то – постигла печальная участь, то есть, полное запустение. Именно потому, что чисто старообрядческое поселение отличалось обстоятельностью и довольством, оно и попало под советский топор первым делом. По ней явным образом многократно прошлись бригады «собирателей старины», так что единственное, что можно было предпринять – сделать снимки того немногого, что покуда уцелело, не разворовано и не рухнуло – кондовые избы, впечатляющие размерами и качественностью бревен дворы, остатки лодок, саней, ткацких станов и прочих необходимых в крестьянском быту приспособлений.
На обратном пути, в ожидании парома через Северную Двину, иерею Сергию удалось отыскать в уездном селе Верхняя Тойма огромную избу (по-видимому, из хозяйской превращенную Советами в коммунальную)  с остатками традиционной когда-то и столь редко сохранившейся сегодня северной домовой росписи – балкончик с балясинами, а кругом – чудо-птицы да красные кони…

Красиво

Дивныйконь
Спас на Крови

Андроников Скит. Май 2013. Фото из жизни

В мае один из наших прихожан вместе с Владыкой Виктором побывал в Андрониковом скиту (Республика Коми). Сам он остался под большим впечатлением и захотел поделиться с читателями нашего информационного узла увиденным. На фото мы видим ход работ по строительству храма в честь Архистратига Михаила, а так же молельную в братском корпусе.

2008г
Но перед тем как посмотреть на то, как живут монахи сейчас мы хотим напомнить, как все начиналось в этих местах более 5 лет назад. В этой армейской палатке жили первую зиму тогда еще иеромонах Виктор (ныне Епископ Виктор) и послушник Виктор (ныне монах Виталий). Морозы заваливали за -40.

Прошли годы... Трудами братии, состоящей ныне из четырех человек, растет и крепнет обитель.


скит
Май 2013 года. Монастырь, как и в самом начале, находится в лесной просеке. Лучшего места для уединённого монашеского жительства трудно найти

IMG_0017

IMG_0040
р.Б Петр остался под большим впечатлением от поездки

IMG_0042

IMG_0025

IMG_0026
Осталось совсем немного времени и в храме начнутся богослужения. Как видно, дело за внутренней отделкой....


IMG_0031
...да установкой стекол

в келии
Молельная в братском корпусе
Спас на Крови

ОСТРОВ СЕВЕРНОЙ ФИВАИДЫ

В издательстве "Дмитрий Буланин" вышла книга "Остров Северной Фиваиды" Александра Львовича Никитина (1956–2005) — петербургского историка, краеведа, хранителя фондов двух крупнейших военных коллекций — Суворовского и Артиллерийского, редактора церковно-общественного журнала "Возвращенiе", православного публициста, старосты первого в Санкт-Петербурге прихода Русской Православной Церкви Заграницей.
[Spoiler (click to open)]
В книгу вошли очерки А.Л. Никитина, написанные в основном в 1970–80-е гг. При его жизни они так и остались незамеченными страницами исторического краеведения. Причины отыскать несложно, прочитав хотя бы несколько страниц очерка "Красное Село. Учебный класс Русской армии". Ярко выраженная религиозность, приверженность монархии, симпатии к Царской армии, почтительнейшим образом прописанные титулы царственных особ в те годы сразу же ставили автора в ряд непубликуемых. А такие примечания как "автор не считает для себя возможным называть город Санкт-Петербург Ленинградом", могли прочитываться только в качестве прямого общественного и политического вызова.

В пятнадцать лет принятый экскурсоводом в Суворовский музей, Никитин с этого времени и до конца жизни постигал "судьбу", "душу", "язык" города и других мест, в которые отправлялся ежегодно и откуда обязательно привозил материал для своих будущих очерков. Когда не удавалось поехать в далекое путешествие, обращался к другому своему любимому занятию — хождению по городу. Увлеченный примером известного петербургского историка, краеведа и экскурсовода Н.П. Анциферова, он учился читать "как с листа" живую историю родного города, старался не пропустить губительных перемен, отыскать и описать утраченное.

Очерки складывались не сразу, им предшествовали записные книжки, дневники, работа в библиотеках и архивах. Но начало всему — записная книжка, в ней закладывалось многое, и, прежде всего — настроение. В одной из них Никитин пишет: "Я ходил по городу, как смотритель по большому музею, как хранитель по хранению. И подмечал чужие имена улиц, усталость зданий, утраты городской скульптуры, разрушения оград, молчание храмов, из которых вынута их сущность-жизнь. Я думал, получится ли когда-нибудь все это восстановить? Равнодушие людей (почему?!) не оставляло никаких надежд. И тогда, ощущая себя чуть ли не единственным, кому это нужно, считал уже обязательным фиксировать все!– а вдруг! Как бы хотелось, чтобы ни одна из улиц города не исчезла, ведь за каждой огромная история, даже история ее названия, переименования, возвращения имени — достойна того, чтобы это записать и оставить нелюбопытным современникам. Кто знает, как все обернется? А эти люди, которым сейчас все равно, вдруг откроют мои записки и прочтут с удивлением, что и их жизнь была — история…".

В 1990-е годы, когда начался процесс возврата старых имен улицам города, Александр был участником почти каждой газетной дискуссии, посылал свои убедительные аргументы в пользу непременного восстановления всех городских топонимов. Но первоочередным он считал незамедлительное снятие с карты города имен его разрушителей, просуществовавших многие годы и вошедших в сознание многих поколений людей в качестве положительных героев. Такая подмена разрушала уже не камни и стены города, а живое сознание его граждан, т.е. его будущее. "Удивительно, какое огромное число жителей знает кое-как только тот исторический период, который отпущен им Господом. Вся история – и великая, и малая – умещается в их маленькую жизнь, наполненную праздниками приобретения насущного или сверх того, опечаленного трагедиями неполучения премии или тринадцатой зарплаты и динамикой борьбы за место в каком-нибудь советском департаменте. Их совсем не волнует, что исторически в этом городе не может и не должно быть улицы Карла Маркса, а отсутствие памятника Юденичу является вопиющей исторической несправедливостью…".

Но времена меняются, они непредсказуемы и непросчитываемы, прошлое, казалось бы, почти утраченное и почти разрушенное, неожиданно может стать настоящим и вызвать горячий интерес нового поколения. Александр пишет об этом в очередной записной книжке: "По внутреннему своему устроению я — пешешествователь и созерцатель. Хожу в прошедшее время чаще всего один. В одиночестве и тишине четче проступают картины прошлого. Но когда ко мне присоединяются желающие, не отказываю им в этом. Их искренние и чистые сопереживания, радость о чудом сохранившейся частичке несоветского бытия и горечь о разрушенном — утончают и возвышают мои чувства и позволяют ярче представить картины почти невидимой Империи, некогда правильно устроенной жизни, которая даже и разрушенная еще может стать основой для возрождения…".

В дальнейшем, формируясь уже как музейный хранитель и историк, А.Л. Никитин станет в этом мире человеком, "читающим" музейные предметы. "Как и чем переходит к нам прошедшее время? — записывает он. — И вот кабы не вещи, которые несут на себе отблеск иногда двух-трех эпох, могли бы мы ощутить быстролетность времени? И могли бы понять духовное напряжение живших до нас?"

В записной книжке к утраченному большому системному очерку "Царское Село" он записывает: "Ничто так тяжело не угнетает, как советская избяная архитектура, варварски вторгающаяся в безупречные ансамбли Имперских пригородов. В Царском эти советские заплаты свидетельствуют отнюдь не о денежной нищете советских людей — о равнодушии к остаткам Имперской России. Будто это была не их история, а история какого-то другого народа. В гармонии Царского Села все разрушения как незаживающие язвы. Их уже не залечить. Эти потери вечны… Даже пейзаж — какой-нибудь простой ручеек, холм или долина за ним, — потерявшие маленький горбатый мостик, готическую руину или фермерский домик, не срастается с бытом населившего его в XX веке советского пейзанина, живущего абы как, абы в каком строении, издали напоминающем случайную гору мусора…".

Никитин бережно записывает таким, каким увидел, всякое место, строение, памятник, ландшафт, то, что осталось от старины и что утрачено. Его задача — передать в будущее максимум необходимой информации о прошлом. От места к месту, от памятника к памятнику он идет из чувства сопричастности к забытой старине. Он уверен, все еще потребуется.

Книга "Остров Северной Фиваиды" состоит из четырех разделов, каждый из которых охватывает свой пласт пространства и времени. В первом разделе "Загородные путешествия" - помещены три очерка: о Красном Селе, Ропше и Стрельне. Последний - лишь часть большой незаконченной рукописи "От Стрельнинской до Стрельны" — "Несколько страниц из истории Спасо-Преображенского храма".

Второй раздел называется "Городские прогулки". В очерках о Сампсониевском соборе, о забытых топонимах Выборгской стороны, об Охтенской старине отражено начало увлечения Никитина топонимикой города.

Третий раздел - "Из прошлого земель Невского левобережья" - представлен историческими очерками о Ладожском канале, о гербе и знаменах его, о несостоявшемся возведении Пелльского дворца, о Шлиссельбурге, о Невских кирпичных промыслах и о других памятных местах. В этих путешествиях автор идет чуть ли не в след знаменитого М.И. Пыляева, возвращая читателя к далекому прошлому, дополняя свой очерк новыми историческими фактами. Собственно, это было принципом его работы — не обращаться к теме, если ничего нового в ней сказать не можешь.

Четвертый раздел - "Русский Север" — очерки, привезенные из дальних поездок. Александр побывал в вологодских и архангельских краях, в Каргополье, Пскове, Новгороде и многих других местах. Участвуя в одной геологической экспедиции, попал на Урал, в Екатеринбург, а оттуда в Алапаевск, к месту гибели алапаевских мучеников, преподобномученицы Елисаветы и иже с нею.

Во всех своих поездках, дальних и ближних, городских и загородных, Никитин большей частью ходил пешком. Это диктовалось не только дефицитом необходимых денег (зарплата музейного хранителя не предполагала дорожного комфорта), это был его стиль, который он сам определил для себя как стиль "пешешествователя и созерцателя". И однажды, следуя этому своему стилю, он садится в Москве в поезд и едет почти до Тихого океана, "желая увидеть хотя бы один раз всю Империю из окна вагона…". Из дальних странствий он привез очерки, не вошедшие в эту книгу, среди них "А.П. Ганнибал в Селенгинске", "Военный Селенгинск первой половины XVIII века" и другие.

В четвертом разделе духовной доминантной, давшей название всей книге, возвышается очерк "Остров Северной Фиваиды". Это проникновенный рассказ о паломничестве молодого человека, принявшего для себя Православие как первейший закон жизни, на озеро Кубенское, в старый, разрушенный людьми и временем Спасо-Каменный монастырь, бывший некогда одним из образцов своеобразной "монашеской республики" Русского Севера и всей России. Автору 23 года, с 13 лет, вопреки воле матери, ленинградской журналистки, он посещает храм, в 18 лет принимает святое Крещение. И все это происходит в 1960-80-е гг. Нетрудно представить себе, каким было это время, что и как приходилось в нем преодолевать, и что за огонь горел в молодом человеке, избравшим для себя такой путь. И не только представить, но и прочитать в очерках вышедшей книги.

Нельзя не сказать и еще об одном разделе книги — о приложениях. В них — "Список войсковым частям и соединениям, стоявшим в Красном Селе в 1914 г." (т.е. в последние сборы); критический разбор с дополнениями, уточнениями и исправлениями раздела "Петродворцовый район" Топонимической энциклопедии, конкретно — Топонимики Стрельны; Расписание военных праздников Российской Императорской армии и другое.

Иллюстрации к книге сделаны московским художником Алексеем Белокуровым с огромным уважением и интересом к книге. В книге множество фотографий различных авторов, в том числе А.Л. Никитина.

С. К.
ПОРТАЛ-CREDO.RU

Спас на Крови

Осторожно: секта лурьитов

Доклад на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви Заграницей, ноябрь 2008 г.

http://www.roca-sobor.org/rus/осторожно-секта-лурьитов.-доклад-на-архиереиском-соборе-русскои-православнои-церкви-заграницеи-ноябрь-2008-г
Спас на Крови

Богоявление в Архангельской области

1
Очередное посещение иереем Сергием Мацневым Согринского прихода (Верхнетоемский р-н Архангельской обл., Малопинежье) оказалось приурочено к празднику Богоявления.

Были совершены надлежащие богослужения - Сочельника, Крещения Господня и Недели по Просвещении, в рамках коих - два уставных водосвятия. Погода в целом благоприятствовала поездке, Крещенские морозы на сей год выдались умеренные. Более того, оказалось теплее, нежели в то же самое время в находящемся в 500 км к югу Никольском краю (Вологодской губ.) - никак не ниже -30.
[Spoiler (click to open)]
Основатели общины - Николай Иванович и Николай Васильевич, - неопустительно участвовавшие во всех означенных молениях, позаботились о заблаговременном оповещении прихожан об имеющих быть торжествах. "Великая вода" была роздана с наставлениями по ее благоговейному и благовременному употреблению. Надобно заметить, что одно из назначений таковой - защита христиан от злокозненного внимания (ворожбы то-есть) всяких "лихих людей", коими, к сожалению, с давних пор славится Малопинежье. (Оттого-то окружены пинежские селения поклонными-охоронными крестами вдоль лесных дорог, дабы враг рода человеческого не пакостил добрым людям.)

Трудами и средствами обоих Николаев продолжается строительство памятной часовни (см. фото), сооружена столповая колокольня, а на часовню водружен купол с крестом. Конечно, дело подвигается тихо, ибо рассчитывать им приходится в условиях постсоветской действительности только на Бога да на себя. Сочувствующих маловато, тяжкий груз советского наследия лежит труднообходимой колодой на пути пинежан к вере и образу жизни благочестивых предков. Но, с упованием сих Николаев (дай-то Бог им здравия и спасения) на помощь Свыше, сооружение часовни близится к завершению. А пока что моления совершаются в старой жилой избе, обращенной в теплую часовню с кельей. На фото видна немудреная утварь, сработанная на месте из подручных материалов (в изделиях софринского производства нет нужды).

Послал бы Господь доброхотных даятелей,- пополнился бы и клирос кругом необходимых богослужебных книг в дониконовой редакции (места-то кругом староверские, а в одной из соседних деревень выстроена год назад Аввакумова часовня, по поморскому согласию), часовенный же иконостас - подобающими иконами и медным литьем, привычным для Русского Севера.

Духовно-Просветительская Миссия Северо-Русской Епархии, курирующая эту общину, выражает искреннюю благодарность приходу в честь Святых Царственных Мучеников, Новомучеников и Исповедников Российских (г. Санкт-Петербург) за оказанную финансовую помощь, которая была с большой пользой использована на покупку богослужебной литературы для этой общины.

Желающие оказать поддержку нашей общине могут связаться с нами по адресу: rocormission @ mail.ru


2
Часовня в честь Святителя Николая Чудотворца и в память Северной Белой Армии
3

4
Иерей Сергий Мацнев у часовни
5

6

7
8

Софрино? Спасибо, не требуется. 
9
Нехитрый быт
Спас на Крови

Новости изъ Архангельскаго края

Cъ радостью сообщаемъ, что наша община въ деревнѣ Боръ Архангельской губернiи заканчиваетъ строительство часовни во имя святителя Николая Чудотворца. Въ ближайшее время будетъ установленъ куполъ, послѣ чего начнется отдѣлка внутреннего убранства. Братiя надѣется, что въ концѣ сентября преосвященный Викторъ, епископъ Санктъ-Петербургскiй и Сѣверо-Русскiй, сможетъ освятитъ часовню. Слава Богу за все!